Караван знаний

Семинар №7 Ислам и демократия: истрические и современные интерпретации богословов и реформаторов. 10 февраля

10 февраля в Дискуссионном клубе НННУ «Караван знаний» состоялся семинар в стиле El Clasico в исполнении д-ра Бахтиера Бабаджанова. Представленная им тема «Ислам и демократия: исторические и современные интерпретации богословов и реформаторов» не оставила никого равнодушным и вызвала бурную дискуссию – настолько обсуждаемая тема является интересной, сложной и актуальной, а процессы в этой сфере судьбоносными.

Простой перечень поднимавшихся вопросов уже достаточно красноречив: трактовки демократии в исламе, мнения мыслителей и богословов, отношение к женщине в исламе, проблема выборности и/или святости руководителя (правителя), справедливость по исламу и в демократии, исламский социализм, прецедент правления Караханидов, появление ссудного процесса в демократии как несовместимое начало с исламом, особенность религиозной политической системы Ирана, многообразие толкований как ислама, так и демократии, и многое другое.

Некоторые прозвучавшие мысли, в кратком изложении:

  • — уже на заре 20-го века среди исламских мыслителей велись дискуссии о совместимости (или несовместимости) ислама и демократии, предпринимались попытки обоснования того, что исламу не чужда демократия;
  • — приводили в пример, что первый преемник Пророка Мухаммада (с.а.в.) халифа Абу Бакр был избран (хотя и с некоторыми условиями, что правитель должен быть из племени хашимитов);
  • — исламские богословы используют термин ‘иштирок’ (участие), в упомянутых выше ранних дискуссиях использовался термин «димус кратос»;
  • — учения греческих философов Платона и Аристотеля оказали сильное влияние на мусульманских мыслителей не только нашего региона, но всего мусульманского мира;
  • — в исламе утверждается иерархичность общественной и государственной системы, что не противоречит и современным взглядам на демократическое государство; вместе с тем, согласно исламскому праву, политические решения делегируются богословам, а политическая этика адресуется правителю (справедливость – от правителя);
  • — ряд исламских стран, например, Пакистан, Малайзия, Мальдивы, Турция, в той или иной степени пытается реализовать демократический проект, но парадоксальность этого процесса в том, что и демократия и ислам в этих странах чересчур неодинаковы и противоречивы как по форме, так и по содержанию;
  • — во многих дебатах, связанных с выражением отношения мусульман на современное демократическое устройство общества и государства заметны позиции, которые скорее обусловлены реакцией на колониальное прошлое, и эта реакция транслируется как отношение к демократии;
  • — часть правого крыла в исламе утверждает, что шариату не нужна особая демократия, т.к. шариат и есть демократия;
  • — среди отечественных мыслителей существовали в прошлом и существуют в наше время различные по направлению и содержанию школы; так, заметный вклад в общий дискурс о совместимости ислама и демократии внесли такие джадиды, как Бехбудий, Авлоний и др.;
  • — представителем более консервативного крыла считается известный Абдували кори, отрицавший демократию; а бывший муфтий и первый шейх независимого Узбекистана, покойный Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф был сторонником парламентской системы, но выступал за то, чтобы решения принимались в соответствии с шариатом;
  • — при более близком знакомстве с проблемой обнаруживается парадоксальная ситуация незнания или слабого знания сущности демократии и писанных канонов (и истин) ислама среди простых людей, что резко контрастирует с неутихающими многолетними и многовековыми спорами о совместимости ислама и демократии среди богословов и исламоведов;
  • — государственная («демократическая») политика в отношении ислама также неоднозначна и осуществляется, хоть и сбалансированно, но не без противоречий и проблем; и там, где государство упускает некоторые возможности и возникает пробел, инициативу подхватывают экстремисты;
  • — не вполне понятно и убедительно выглядят, например, меры, принимаемые в университетах и др. общественных местах (или госучреждениях) в отношении женщин в платках или хиджабах; проблема религиозного дресс-кода, как известно, остра даже в демократических странах Запада;
  • — в целом, демократия в мире тоже развивается и имеет различные формы в различных странах и вопрос совместимости ислама и демократии (своего рода вариант исламской демократии, как и христианской демократии в Европе) может найти свое удачное решение, поскольку, по крайней мере, саму постановку вопроса, видимо, придется корректировать: ведь демократия – это форма правления (которая может постоянно совершенствоваться), а ислам – это вера, религия и моральный кодекс.

Завершили цитатами из книг Бернарда Льюиса и Фарида Закария:

«В большинстве стран [мусульманского мира] люди разделяют наши [западные] ценности, симпатизируют нам, хотели бы иметь образ жизни, схожий с нашим. Они понимают свободу и хотят иметь ее в своих странах». (Bernard Lewis. The Crisis of Islam)

«Ежедневная жизнь большинства мусульман не подтверждает идею о том, что их вера по своей природе анти-западная или анти-современная. Если даже существует фундаментальная несовместимость между исламом и демократией, то 800 миллионов мусульман в мире, кажется, не знают об этом». (Fareed Zakaria. The Future of Freedom)